Власть в погонах

Военные режимы – один из феноменов XX века. Недемократические режимы под коллективным управлением представителей военных кругов существовали на всех континентах, и еще свежа память о неудачной попытке турецких военных прийти к власти этим летом. Но что вообще известно о военном режиме как общественно-политическом феномене?

Спасение государства

История показывает, что основным предлогом для совершения государственного переворота всегда было утверждение, что нынешний политический строй ведет страну к гибели. Часто из уст того или иного лидера вооруженных сил можно было услышать заявления о том, что гражданские политики погрязли в коррупции. Нередки были и случаи, когда военные брали властные полномочия на себя, чтобы не допустить в стране революции или гражданской войны.

Взять, к примеру, хунту в Чили, руководил которой главнокомандующий чилийской армией Аугусто Пиночет. Военный режим был установлен после государственного переворота 1973 года, ставшим ответом на победу коммунистов на выборах. В своей декларации сподвижники Пиночета указывали, что «нанесли сокрушительное поражение международному коммунизму за последние тридцать лет». Как можно заметить, предлог переворота — спасение страны от коммунизма.

В этом же свете можно проанализировать режим «черных полковников» 1967—1974 годов в Греции. В ходе путча 1967 года армия сначала устранила от власти действующее правительство, а затем и короля. Вмешательство военные оправдывали стремлением предотвратить анархию в органах государственной власти, а также пресечь развитие губительного коммунизма в стране.

Созвучные лозунги, хотя уже без упоминания коммунизма, используются и сегодня.

Революция и дети

Известное высказывание Жоржа Дантона о пожирающей своих детей революции применимо и к военным режимам. Известный американский политолог Барбара Геддес в своей работе «Что мы знаем о демократизации после двадцати лет» пишет, что «военные режимы несут в себе источник своего разрушения». Действительно, внутри хунты всегда найдутся те, кто не просто будут недовольны политическим курсом руководства, но найдут ресурсы для нового переворота. История богата подобными примерами — в 50% процентах случаев новые военные лидеры свергали старых.

В 1966 году в Нигерии произошел «переворот пяти майоров», в результате которого военные установили Федеральное военное правительство Нигерии во главе с Джонсоном Агийи-Иронси. Однако уже через несколько месяцев в стране произошел новый путч и власть захватил генерал Якубу Говон. Но и его правление оказалось недолгим, так как в 1975 году его свергла другая группа армейского руководства, которая затем в 1979 году передала управление страной гражданскому правительству.

Подобную тенденцию также можно проследить и в истории аргентинского Процесса национальной реорганизации 1976—1983 годов, когда власть в стране закрепилась за военными. За этот период сменились четыре хунты, каждая из которых приходила к власти в результате очередного государственного переворота. При этом каждая последующая правила меньше, чем предыдущая.

В чем же причина такой нестабильности военных режимов? Многие политологи отмечают, что военным присуще групповое сознание, неотъемлемыми ценностями которого являются жесткий порядок, четкая иерархия, твердая дисциплина и субординация, единство и сплоченность. Лидеру хунты необходимо действовать строго в рамках этих корпоративных ценностей, иначе его ждет свержение, а страну — новый режим.

Помощь из-за рубежа

К тому же одной из ключевых черт военных режимов называется их становление при участии других, более могущественных стран. Как уже отмечалось выше, хунты были характерны для стран «третьего мира», за влияние на которые после Второй мировой войны конкурировали США и СССР. И в этой ситуации вооруженные силы неоднократно становились эффективным инструментом обеспечения этого контроля.

Так, военные и политические историки не исключают предоставление американцами помощи греческим военным. Доктрина Трумэна, а затем и доктрина Эйзенхауэра акцентировали внимание на сдерживании коммунистической угрозы. В частности, США были заинтересованы в принятии новых государств в НАТО. Греция и Турция присоединились к альянсу в 1952 году, но в 1960-е годы в Греции усилились позиции просоветских политических группировок. В связи с этим поддержка «черных полковников» выглядит вполне логичной. Отмечается также, что в годы правления хунты ЦРУ содействовало созданию Службы национальной разведки Греции и сил специального назначения.

В то же время некоторые французские СМИ подозревают, что силовики Пятой республики оказывали поддержку Процессу национальной реорганизации в Аргентине. Как пишут журналисты, правительство Франции определило в Буэнос-Айрос постоянную военную миссию, которая состояла из военных советников и военнослужащих, прошедших Алжирскую войну. По их словам, данная миссия располагалась непосредственно в Генеральном штабе аргентинской армии. Нынешнее французское руководство этот факт отрицает.

Подобная ситуация сложилась и в Чили в годы нахождения Пиночета у власти. После того как в 1973 году военные захватили власть и разгромили коммунистов, в стране все же сохранилась левая оппозиция, которая обосновалась в соседних странах. В связи с этим силами чилийских и американских спецслужб была проведена операция «Конкорд», основной целью которой было устранение представителей оппозиции, неугодных режиму Пиночета.

Таким образом, установление и существование военного режима сопряжено с оказанием ему поддержки сторонними государствами, которым выгоден подобный расклад политических сил.

Краткосрочное явление

Многие эксперты подчеркивают непродолжительность военного режима в стране. В среднем, военное руководство пребывает у власти в течение 10-12 лет, как это было в Аргентине, Греции, Нигерии и других рассматриваемых государствах. Чем это вызвано?

Во-первых, после свержения предыдущего руководства военные зачастую осознают, что им отведена роль арбитра, который должен стабилизировать социально-политическую обстановку в стране и передать власть новым гражданским институтам. Это можно проследить на примере Административно-военного совета в Эфиопии, который был создан в 1974 году, чтобы предотвратить вражду между племенами. В результате сформировался военный режим, но через полтора десятилетия этот совет был упразднен за ненадобностью.

Во-вторых, правление хунты в 80% случаев связано с жесткой диктатурой и нарушением элементарных прав и свобод населения. Поэтому уже на начальном этапе военный режим сталкивается с сопротивлением со стороны населения и может быть смещен в результате акций массового гражданского неповиновения. Так, режимом полковников в Греции были недовольны с самого начала, потому что военные отменили почти все политические права, ввели жесткую цензуру, пресекали любое проявление либеральной идеологии. В итоге против них выступила большая часть населения, что во многом и привело к падению режима.

Соответственно, армия как политический институт может иметь огромное, а порой и решающее влияние на определенные события и процессы, но оставаться доминирующим звеном исполнительной власти на протяжении длительного периода для неё фактически невозможно.

 

Фотография: Biblioteca del Congreso Nacional — Chile / Wikimedia Commons