Почему России нельзя

Почему России нельзя: Российской дипломатии на протяжении веков довольно часто сопутствовал успех. Казалось бы, умения выкручиваться из тупиковых ситуаций нам не занимать. Еще более успешны российские государственные деятели в создании громких внешнеполитических концепций и акций.

Однако зачастую выходит так, что кампании с ярким и броским названием так и оставались красочным нарративом, не подразумевающим каких-либо четких действий. Почему же стопорится воплощение идей, потенциально сулящих большие выгоды?

Возможно, проблема заключается в размытых формулировках поставленных задач и отсутствии ясного видения желаемого результата. Причиной также может быть присущая государственной машине инертность при отсутствии идейных вдохновителей и мотивированных исполнителей. А, может, попросту не хватает ресурсов для реализации амбициозных планов. Надо сказать, что даже осознание всех этих моментов способствует постановке более конкретной цели и, соответственно, ее достижению.

Так, объявленный руководством РФ «полуповорот на Восток» требует определенного осмысления. Что такое «полуповорот» и почему только «на Восток»? Сиюминутно возникает в голове образ какого-то незаконченного действия и появляется сразу несколько вопросов относительно поставленных задач. Четкого понимания того, к чему мы должны прийти, нет, как и ясности относительно того, какие средства стоит использовать и, наконец, для чего это вообще нужно.

Выходит, что очередная, пусть и высказанная вовремя, «эффектная» мысль может не привести к ожидаемым результатам или, что еще хуже, повлечь за собой непредвиденные издержки. Зачем же Россия периодически к кому-то поворачивается и от кого-нибудь закрывается? Подобное однобокое видение международной реальности потенциально сужает для нее круг возможностей и перспектив. В то же время зацикленность на одном объекте неизбежно приводит к привязке и состоянию зависимости от него.

Очевидно, что Россия стремится достичь иных выгод: для неё важно обеспечить свою безопасность и при этом создать максимально благоприятную обстановку как внешнюю, так и внутреннюю. Только так можно приобрести максимальную выгоду при имеющихся возможностях и ресурсах.

Отсюда следует, что в первую очередь необходимо четко осознавать цель и желаемый результат. Затем проработать возможные инструменты и механизмы для их достижения. А параллельно с этим — оценить имеющиеся возможности и существующие ограничители. Только в таком случае можно придать кричащим и амбициозным лозунгам осязаемую и вполне достижимую форму.

В истории российской внешней политики «полуповороты» не являются чем-то новым. Сразу после распада СССР был взят курс на проведение ярко выраженной прозападной внешней политики и достижение стратегического партнерства с США и странами Западной Европы. Для того периода были характерны максимальные уступки со стороны России, слабость и несамостоятельность ее внешнеполитического курса.

Однако вскоре, несмотря на искреннее желание укрепить отношения с Западом, Россия поняла, что к партнерству на равных там не стремятся. Подтверждением тому служит дальнейшее расширение НАТО, операция Североатлантического альянса против Югославии, осуждение операций в Чечне. Осознав ошибочность сосредоточения исключительно на странах Запада, Россия стала продвигать идею многополярности в международных отношениях как альтернативы «однополярному моменту» США.

При этом восточное направление российской внешней политики на тот момент по-прежнему всячески игнорировалось, потенциальные возможности для экономического развития в Сибири и на Дальнем Востоке были пущены на самотек.

Сформулированный же несколько лет назад полуповорот в сторону Востока или, другими словами, «отворот» от Запада удачно совпал, с одной стороны, с динамичным развитием рынков, производства, сектора услуг в странах Азии, а с другой стороны, с резким ухудшением отношений Москвы с США, ЕС и их союзниками. Как результат, политика азиатского полуповорота находит достаточно успешное концептуальное обоснование.

В действительности же даже формулировка этой внешнеполитической стратегии выглядит бессмысленной: Россия не должна к кому-то поворачиваться и смотреть в единственно возможную сторону. И тем более России не нужны половинчатые и незавершенные действия. Вечное искание себя и метание от Европы к Востоку и наоборот ведут к потере спектра возможностей, формированию экономической, социально-политической, идейной и культурной зависимости.

Государству необходима собственная срединная позиция — такое положение, которое позволяет наиболее полно использовать ресурсы в предлагаемой среде, будь то европейский или азиатский рынки. При этом выработка собственного пути вовсе не должна ассоциироваться с консервацией интеллектуальной мысли или политикой изоляционизма.

Речь идет об умении фильтровать поток информации, оставляя для себя и применяя действительно важное и ценное, но сохраняя при этом твердую позицию в отношении тех или иных вещей. Иными словами, следует наладить нормальные взаимоотношения со всем окружением для получения необходимых выгод и формирования своего безопасного существования. Очевидно, возобновление отношений с Евросоюзом не должно приводить к ослаблению связей с Китаем или Юго-Восточной Азией.

Единственным поворотом России может быть поворот к собственной Сибири и Дальнему Востоку, что предполагает развитие энерго- и водоемких высокотехнологичных производств, выпускающих продукцию с высокой добавленной стоимостью. Это означает развитие социальной среды и формирование благоприятных условий для жизнедеятельности человека. Такая политика также делает ставку на человеческий капитал как ключевую составляющую успеха новой модернизации.

Вместе с тем необходима сильная и самодостаточная Россия в идейном плане. Здесь подразумевается не способность предлагать на выбор различные концепты, а умение создавать привлекательные образы и распространять их. Но яркие идеи обязательно должны подкрепляться действиями. Чтобы любая инициатива взлетела, стоит четко понимать, зачем, почему и как.

Как пример, создание Евразийского экономического союза (ЕАЭС) под эгидой развития евразийской интеграции вызвало интерес у многих как в самой России, так и за рубежом. Об этом свидетельствуют как комментарии в зарубежной прессе о стремлении «воссоздать империю» или «создать противовес ЕС», так и предложения ряда стран (Вьетнама, Сингапура, Индонезии, Израиля, Египта) сформировать зону свободной торговли с ЕАЭС.

Однако обществу концепцию евразийской интеграции практически не попытались «продать». Население ЕАЭС достаточно мало знает о том, в чем состоит суть и предназначение проекта, какую пользу он несет обычным гражданам. Есть даже те, кто не догадываются о существовании союза. В такой ситуации достаточно сложно представить поддержку развития интеграции со стороны общественного мнения.

Политика «полуповорота», «разворота» или еще какое-нибудь движение к одному полюсу формирует не только однобокое видение ситуации, но и резко сокращает спектр возможностей. России нужна собственная концепция, в основе которой будет взгляд во все стороны, ведь создающий образы — контролирует умы.

Почему России нельзя

Фотография: Пресс-служба президента РФ / www.kremlin.ru